Селекторное совещание о мерах по развитию животноводства и малых форм хозяйствования на селе

Рубрика: Новости

Spektr_Audit_Pravitelstvo_Selskoje_Hozjajstvo_SoveshanijeСелекторное совещание о мерах по развитию животноводства и малых форм хозяйствования на селе

Стенограмма:

 

Д.Медведев: Здравствуйте, уважаемые коллеги, – те, кто находится здесь, и все, кто участвует в видеоселекторе по развитию животноводства и малых форм хозяйствования на селе! Мы договаривались обсудить эту тему. Сегодня обсудим меры по поддержке животноводов и представителей малых форм хозяйствования, я имею в виду фермеров, индивидуальных предпринимателей, кооператоров, которые работают на селе. Собственно, это часть нашей общей работы, которую мы с вами, коллеги, ведём, но периодически нужно, во-первых, возвращаться к тем вопросам, которые мы обсуждали, а во-вторых, есть специфика именно по малым формам хозяйствования, почему я и предложил встретиться в таком составе.

Участники совещания

  • PDF Список участников селекторного совещания о мерах по развитию животноводства и малых форм хозяйствования на селе, 17 октября 2014 года

Учитывая те новые задачи, которые стоят перед аграрным комплексом, в том числе задачи по обеспечению продоволь­ственной безопасности страны в условиях санкционного давления, нам необходимо принять ряд решений, которые простимулируют темпы развития животноводства, даже с пониманием того, что у нас очень всё непросто с финансами. Нам необходимо увеличить ассортимент отечественной мясной и молочной продукции, тем более что результат всей этой деятельности выходит непосредственно на прилавки, его видят люди.

 

В настоящий момент идёт работа над корректировкой госпрограммы развития сельского хозяйства. Оба направления – и животноводство, и поддержка малых форм хозяйствования – являются приоритетами. Кстати, хочу сказать, что пора завершать работу над новой редакцией, всё это уже давно тянется, пора. Жду результатов в ближайшие дни, доложите мне.

 

 

Справка

 

О мерах по развитию животноводства и малых форм хозяйствования на селе

 

Нам предстоит сократить зависимость внутреннего продовольственного рынка России от импортных поставок мяса, молока и молочной продукции. Серьёзную помощь в этом могут оказать и крестьянские (фермерские) хозяйства. Уже в 2013 году 10% отечественной сельхозпродукции было произведено индивидуальными предпринимателями и фермерами, в животноводстве – порядка 5%.

 

Теперь по поводу того, какие меры нам могут потребоваться сегодня. У нас есть довольно ощутимые успехи в развитии животноводства, понятно почему. За минувшие пять лет, за период с 2008 по 2013 год, в животноводство было вложено около 315 млрд рублей. В целом производство скота и птицы за этот период выросло приблизительно на треть – это, конечно, цифра очень хорошая. Но в основном прирост был достигнут за счёт производства свинины и мяса птицы. По производству говядины серьёзных успехов, во всяком случае в настоящий момент, нет – тоже по понятным причинам: это самый сложный, самый затратный бизнес, требующий длительного внимания, долгосрочного финансирования. Тем не менее развитие молочного и мясного животноводства у нас продолжалось, а сегодня развитие молочного и развитие мясного скотоводства выделено в отдельные подпрограммы по развитию агропромышленного комплекса.

 

Ещё одна новая подпрограмма касается развития селекционно-генетических центров. Регионам нужно разработать меры, которые позволят повысить эффективность их работы и для улучшения поголовья скота, и для профилактики распространения болезни животных, и, конечно, сохранить отечественные научные разработки. Они где-то есть, где-то их, к сожалению, немного, но тем не менее всё, что у нас осталось, всё, что мы делали и в последнее время, нам необходимо обязательно сохранить. Поэтому я предлагаю отложить как минимум до 2020 года приватизацию животноводческих племенных хозяйств, которые были внесены в программу приватизации. Поручение на эту тему по итогам совещания я сегодня дам.

Теперь о решениях, которые могут нам помочь устранить текущие трудности. Главным препятствием для развития животноводства, да и не только, откровенно говоря, животноводства, остаётся цена кредитных ресурсов. Здесь есть макроэкономические причины, я их анализировать не буду, они всем тоже понятны. Нам необходимо использовать как уже традиционные механизмы государственной поддержки, включая субсидирование инвесткредитов, так и новые. Есть идея возместить часть затрат инвесторам на завершённые проекты. Её необходимо проработать. И, во-вторых, ввести механизм проектного финансирования по наиболее важным проектам, которые будут отобраны. Но необходимо учесть, конечно, и, собственно, потребности самих фермеров. Поддержка малых форм хозяйствования проходит как в рамках госпрограммы развития сельского хозяйства, так и госпрограммы экономического развития и инновационной экономики, в том числе в виде грантов начинающим фермерам и малым предприятиям. Очевидно, что господдержка здесь должна быть адресной, соответствующей потребностям, запросам производителей сельхозпродукции. Но предпринимателям на селе, как известно, не хватает не только денег – гораздо больше развитие хозяйств тормозится из-за невозможности переработать продукцию и оперативно доставить её на рынок сбыта. Необходимо максимально упростить доступ для крестьянских хозяйств к услугам оптово-логистических центров, которые будут строиться с государственной поддержкой. Мы этим, как вы знаете, занимаемся. Также следует развивать интеграцию крестьянских хозяйств с крупными предприятиями, которые осуществляют переработку сельхозпродукции, это тоже очевидно.

Важно повышать и роль потребительских обществ, которые могут помочь в развитии рынка сбыта, мы этой темой начали заниматься с периода возникновения национального проекта в области сельского хозяйства. За последние шесть лет в организации потребительской кооперации объёмы закупок сельхозпродукции возросли – тоже приблизительно на треть, но сказать, что это радикальные изменения, я не могу, это очевидно. Поэтому и потребительские общества, потребкооперация остаются важным направлением поддержки животноводства.

Теперь хотел бы, чтобы с коротким сообщением выступил министр, а после этого мы послушаем в режиме видеоселектора (а кое-кто из коллег-губернаторов здесь находится) сообщения руководителей субъектов Федерации. Пожалуйста, Николай Васильевич.

Глава Минсельхоза Николай Фёдоров

Н.Фёдоров: Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Большое спасибо за уже объявленные решения в отношении племенных хозяйств, и по поддержке селекционно-генетических центров, и за те приоритеты, которые Вы обозначили в своём выступлении. Это то, о чём мечтают, чего хотят и специалисты, и эксперты, и, главное, сами сельхозтоваропроизводители. Я хотел бы обратить внимание, что на самом деле благодаря государственным программам и приоритетному национальному проекту и госпрограмме, первой госпрограмме за последние пять лет с 2008 по 2013 год, производство мяса птицы на убой в живом весе увеличилось более чем на 70%, свинины – более чем на 34%, производство яиц увеличилось почти на 9%.

Но, как Вы правильно и справедливо отметили, в более трудо- и капиталоёмкой подотрасли животноводства – производстве крупного рогатого скота на убой в живом весе – падение на 6,6%. Это связано с сокращением поголовья коров за данный период почти на 500 тыс. голов, что привело к недополучению приплода бычков, предназначенных для откорма и последующей реализации на убой. В итоге мы за последние пять лет в поголовье КРС снизились почти на 1 млн 500 тыс. голов. Это много. Но, может быть, не столько для утешения, так, общая информация, что происходит в мире: я могу сказать, что за это же время в Соединённых Штатах, хотя они нам не пример, поголовье КРС снизилось на 7 млн 600 тыс. голов.

 

Д.Медведев: Ну у них оно немаленькое на самом деле, в отличие от нашего, поэтому…

Н.Фёдоров: Поэтому мы плачемся, может быть, по поводу того, что суп жидкий, а они… У них бриллианты маленькие, как говорят на Руси.

Д.Медведев: Я вчера на заседании Правительства говорил, что в бюджете Соединённых Штатов Америки затраты на поддержку сельского хозяйства  снизили на 9%.

Но это не повод нам радоваться, потому что их поддержка – не чета нашей. Значит, они могут снизить, и там никто ничего не заметит. А у нас… Мы это всё по крохам собираем, хорошо, что за последние годы 315 млрд всё-таки смогли найти. Продолжайте, пожалуйста.

Н.Фёдоров: Также снизилось производство молока. Это общеизвестная, к сожалению, тема, с которой мы не справились до сих пор, хотя решения, принятые в апреле, и подписанные Вами постановления Правительства, стимулирующие и создающие более льготные условия, привлекательные условия для инвестиций, должны начинать давать результаты в следующем году – мы на это надеемся.

Хочу обратить внимание, что объём производства молока снизился у нас везде: и в сельхозорганизациях (на 1,4%), в хозяйствах у населения (более чем на 12%), а в крестьянско-фермерских хозяйствах – увеличилось производство на 425 тыс. т, что почти на 31% выше уровня 2008 года.

Корректируя госпрограмму, мы учитываем неизбежное дальнейшее снижение поголовья коров в личных подсобных хозяйствах, но есть реальности, на которые нельзя не реагировать, пока по крайней мере. Если на конец 2013 года общая численность поголовья коров в стране составила 8,66 млн, то львиная доля их (это более 4 млн) – в личных подсобных хозяйствах; 3,53 млн голов – в сельхозорганизациях и более 1 млн – в КФХ (крестьянско-фермерских хозяйствах). Кстати, здесь тоже обращаю внимание, что за эти пять лет в КФХ поголовье коров увеличилось почти в два раза. При этом товарность молока в личных подсобных хозяйствах составляет не более 20%. В связи с этим в проекте новой редакции госпрограммы мы предлагаем дополнительные меры господдержки в виде грантов и субсидий на создание молокоприёмных пунктов для сбора молока в хозяйствах населения и крестьянско-фермерских хозяйствах. Запрашиваемая сумма на самом деле скромная – 500 млн рублей, но с чего-то надо начинать, показать, что для федеральной политики это важно – поддержать экономически значимые региональные программы в субъектах Российской Федерации.

В соответствии с доктриной продовольственной безопасности к 2020 году удельный вес мяса и мясопродуктов, молока и молокопродуктов в общем объёме ресурсов должен составить не менее 85% и 90% соответственно. По итогам 2013 года показатель по мясу составил 77,3%, это на 0,5% меньше индикатора госпрограммы; по молоку и молокопродуктам – 76,5, на 4% меньше индикатора госпрограммы. Уровень самообеспеченности мясом отечественного производства по говядине – 71%, птицы – 89% (это самый высокий показатель), свинины – 82%.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в целом всё-таки надо сказать, что сохранение текущего ресурсного обеспечения госпрограммы не даст нам результата, который заложен в доктрине продовольственной безопасности. По нашим расчётам, минимальный размер дополнительной господдержки на период 2015–2020 годы на развитие животноводства составляет… По действующей госпрограмме 385 млрд рублей пока заложено, но нам нужно, по нашим минсельхозовским расчётам, которые мы долго обсуждали с отраслевыми союзами, ещё не менее 200 млрд рублей. Соответствующие расчёты сейчас мы доводим до более конкретных выходов по поручению Аркадия Владимировича (Дворковича), потому что он еженедельно почти проводит соответствующее обсуждение в разных форматах.

В 2013 году объём импорта скота и птицы в убойном весе составил у нас 2 млн 481 тыс. т, молочной продукции в пересчёте на молоко – порядка 9,5 млн т. Выделение дополнительных средств в проекте госпрограммы в новой редакции, по нашим расчётам, позволит обеспечить прирост производства скота и птицы на убой в убойном весе до 2020 года в объёме более 1,5 млн т, импорт, я сказал, 2,5. Мы можем обеспечить снижение этого импорта более чем на 1,5 млн т и молока снижение почти на 3 млн т. Это приведёт к сокращению импорта мяса всех видов к 2020 году по отношению к 2013 году на 65%, в том числе свинины больше чем на 70%, мяса птицы – на 83%, мясо КРС – на 34%, молока – на 30%. При таком сценарии к 2020 году уровень самообеспеченности мясом отечественного производства составит более 92%, в том числе свининой – более 92%, мясом птицы – практически 100%, говядиной – 78%, молоком – примерно 84%.

 

Для обеспечения должной динамики прироста производства продукции животноводства и нивелирования известных рисков нам необходимо при господдержке создание ещё не менее трёх селекционно-генетических центров в молочном скотоводстве, не менее четырёх – в птицеводстве, включая индейководство и утководство, не менее пяти – в свиноводстве. С целью ускоренного формирования популяции высокопродуктивного молочного скота также необходимо оперативно реализовать стратегическую задачу, но очень простую на самом деле: доведение охвата коров искусственным осеменением на сельхозпредприятиях до 90% (сегодня где-то около 85%) и в частном секторе как минимум до 50% (сегодня 10%). Это выполнимо, стоит недорого, но потребует того, о чём Вы сказали: исключение из плана приватизации госпредприятий, головной центр по воспроизводству сельхозживотных, который интегрирует в себя ещё 20 ведущих региональных предприятий (ООО, но государственных) по искусственному осеменению, в основном КРС и частично овцы. И второе – принятие региональных программ совершенствования племенного дела, где обязательно должна быть заложена целевая задача повышения планки охвата искусственным осеменением. Кроме этого мы предлагаем пролонгировать субсидирование инвестиционных кредитов до 15 лет, привлечённых на развитие местного скотоводства до 1 января 2013 года, внести изменения в техрегламент Таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции» в части установления требования об указании страны происхождения при маркировке мяса. На сегодня реализация мяса и в оптовой, и в розничной торговле осуществляется без указания страны происхождения. В результате импортное мясо, разделанное и упакованное в России, маркируется с указанием наименования адреса российского изготовителя, при этом страна происхождения в маркировке не указывается. Это вводит потребителя в заблуждение, а многочисленные маркетинговые исследования подтверждают более высокую лояльность российских потребителей к продукции местного производства. Введение данной меры будет способствовать увеличению спроса на отечественное мясо и стимулировать инвесторов – производителей отечественного мяса.

Третье. Внести изменения в техрегламент Таможенного союза на молоко и молочную продукцию, относящиеся к маркировке молокосодержащей продукции. Обращаю внимание на то, что сегодня предприятия молочной промышленности при производстве значительного ассортимента своей продукции используют жиры немолочного происхождения. Объём используемых в отрасли немолочных жиров оценивается до 400 тыс. т в год. Действующее законодательство на молоко и молочную продукцию относит эту категорию к молокосодержащей продукции. Правилами маркировки предусматривается легальное использование терминов в виде прилагательных от наименования основных молочных терминов, например, «сметанный», «творожный», «сырный». Такими же терминами маркируется 100% кисломолочной продукции, термически обработанной после сквашивания. Такое положение снова вводит потребителя в заблуждение и даёт возможность недобросовестным производителям злоупотреблять этим при маркировке продукции.

Д.Медведев: А чем это определяется, вот эти все прилагательные? Техрегламентом или что это?

Н.Фёдоров: Техрегламентом, да, разрешает техрегламент. И мы предлагаем...

Д.Медведев: Тогда надо поменять его.

Н.Фёдоров: Поэтому мы предлагаем дополнительно обсудить с экспертами и отрегулировать и конкретизировать. За этим тоже стоит потенциальный спрос на отечественную молочную продукцию…

Д.Медведев: И потом не должно быть торговых наименований, которые вводят в заблуждение, в том-то и дело. Сметана – это сметана, а сметанный – это непонятно что. Это вопрос ещё и защиты прав потребителей.

Н.Фёдоров: Это обман, да. Вводит в заблуждение, выражаясь строгим языком.

Мы предлагаем продлить сроки субсидирования новых инвестиционных проектов, в птицеводстве прежде всего. Дмитрий Анатольевич, у нас по действующей госпрограмме в этом году завершается приём инвестиционных проектов по птицеводству, по свиноводству завершается в 2016 году. По свиноводству, поскольку два года ещё есть, я думаю, что мы организационно можем ещё напрячься и по-максимуму выжать, работая с потенциальными инвесторами, можно поработать два года, а по птицеводству мы бы просили года два ещё дать. В новой редакции госпрограммы мы сделали заявку на продление сроков субсидирования на новые инвестиционные проекты по птицеводству, с тем чтобы выйти на 100-процентное закрытие этой проблемы отечественным производством.

И последний сюжет – по малым формам хозяйствования. Доля КФХ и ЛПХ, помимо того, о чём Вы сказали, уважаемый Дмитрий Анатольевич, в производстве сельхозпродукции сегодня в общем объёме более 50% (51%, если суммировать все виды сельхозпродукции), в молоке это 54%, в мясе скота и птицы – 33%, 90% картофеля, 84% овощей, 29% подсолнечника и 26% зерна. Хотя ЛПХ вроде считается для личного потребления, но удельный вес этого сектора для самочувствия экономики в аграрной отрасли очень существенен. Малый бизнес пользуется благодаря госпрограмме всеми видами господдержки, включая получение субсидий на молоко. Даже личные подсобные хозяйства, нетоварные, по госпрограмме имеют такую форму господдержки, как субсидирование кредитов.

 

 

На их реализацию в этом году, например, выделено 8 млрд 300 млн рублей. С 2012 года начинающим фермерам из федерального бюджета ежегодно направляется 2 млрд рублей, и за два года гранты на создание фермерских хозяйств получили почти 6 тыс. граждан. В этих хозяйствах создано почти 15 тыс. новых постоянных рабочих мест. Получившие грант в 2012 году фермеры в 2013-м дали продукции на 2 млрд 300 млн рублей, в том числе 36 тыс. т молока. На развитие семейных животноводческих ферм за два года гранты получили почти 1,6 тыс. хозяйств, создано без малого 5 тыс. новых рабочих мест. В 2013 году они произвели продукции на 2 млрд 800 млн рублей, в том числе почти 80 тыс. т молока. На их базе создано 36 объектов по переработке собственной продукции животноводства.

В регионах очень хорошая практика: если губернаторы увлечённо занимаются этой темой, то у них очень много возможностей присоединять к нашим мерам господдержки свои, чем они занимаются во многих регионах, это десятки регионов. Есть опыт интеграции малых форм хозяйствования в крупные индустриальные проекты, как мы видели проект в Брянской области по местному скотоводству, когда компания начинает интегрировать личные подсобные хозяйства, крестьянско-фермерские хозяйства на откорм бычков, на ветеринарное сопровождение, на поставки фуража. То же самое мощно делается в Воронежской области. Это такая перспективная модель, и мы всячески будем поощрять и стимулировать такую интеграцию разных форм хозяйствования. Хочу обратить внимание, Дмитрий Анатольевич, что сегодня на получение одного гранта начинающего фермера по стране претендует 5 хозяйств, на развитие семейных животноводческих ферм – до 10 хозяйств, и более 60% начинающих фермеров-грантополучателей – это бывшие владельцы товарных личных подсобных хозяйств: став фермерами, они не только создают новые рабочие места, но и становятся заметными для территорий сельских поселений поставщиками продукции  и пополняют налоговую базу местных бюджетов.

Учитывая востребованность этих программ, мы в новой редакции госпрограммы предлагаем при возможности увеличить финансирование этих грантов – 2 млрд и 1,5 млрд, насколько нам позволит бюджет и федеральные ресурсы, что приведёт и к созданию новых цивилизованных рабочих мест, и к увеличению объёма производства. И важнейшая тема, на которую Вы обратили внимание, – это кооперация малых форм. Конечно, здесь приоритет и первая скрипка принадлежат субъектам Российской Федерации, и положение здесь дел в целом для страны неудовлетворительное пока. Но в разных регионах тоже ситуация выглядит по-разному. Мы в этом году взяли на федеральное софинансирование восемь региональных экономически значимых программ в области кооперации, выделяем на это немного, 100 млн рублей, в этом году. В прошлом году было шесть регионов, которым тоже выделили порядка 100 млн рублей. Сами регионы софинансируют, в прошлом году 300 млн, в этом году около 400 млн рублей. Эти кооперативы привлекают внебюджетных источников более 2 млрд рублей, в прошлом году их было менее 2 млрд, в этом году более 2 млрд рублей. С учётом важности развития сельской кооперации мы при возможности дополнительной поддержки также просим на развитие материально-технической базы сельских потребкооперативов по 2015 году порядка 400 млн рублей, и, если будет возможность, как я уже говорил выше, поддержать кооперативы по сбору и переработке молока, тоже дополнительно на это направление. Заявки мы сделали, обоснование – в новой редакции госпрограммы.

И последний сюжет. Для господдержки крестьянско-фермерских хозяйств и их кооперативов, кроме наших, минсельхозовских, программ, есть программные мероприятия Минэкономразвития. Например, в 2013 году на поддержку субъектов малого и среднего бизнеса (это программа Минэкономразвития) перечислено регионам почти 20 млрд рублей, из них на проекты в сельском хозяйстве – около 2 млрд рублей. Нам бы хотелось, чтобы регионы активнее использовали эту возможность и предлагали через Минэкономразвития больше проектов, направленных на развитие малых форм хозяйствования и сельхозкооперацию, интеграцию малого бизнеса с крупным бизнесом, особенно животноводческого направления, и на создание оптово-логистических центров тоже можно эту программу использовать, потому что концептуально, тематически всё это соответствует.

Вот таковы основные предложения по этим двум темам на самом деле. Спасибо.

 

Сообщение губернатора Белгородской области Евгения Савченко

Сообщение главы Республики Башкортостан Рустэма Хамитова

Сообщение председателя правления ОАО «Россельхозбанк» Николая Патрушева

 

Источник — Правительство России

 

Рейтинг:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще не оценили)
Загрузка ... Загрузка ...