2 0
Read Time:10 Minute, 11 Second

Взгляд из прошлого: какие плюсы и минусы усиления позиций крупных интегрированных структур в сельскохозяйственном комплексе

Из архивов старого сайта консалтингово-информационного агентства САМБРОС КОНСАЛТИНГ

В сентябре 2012 году в САМБРОС КОНСАЛТИНГ с вопросами, связанными с положением дел в сельском хозяйстве, обратились из редакции «Краснодарского Бизнес-журнала»

В частности, заместителем главного редактора этого СМИ, были заданы следующие вопросы:

  1. Эксперты утверждают, что Юг России и, в частности, Краснодарский край становится латифундистским — крупные сельхозпредприятия практически полностью заняли рынок, поделив между собой как посевные площади, так и рынки сбыта продукции, в то время как мелкие фермерские хозяйства с трудом сводят концы с концами. Насколько справедливо, на ваш взгляд, это утверждение?
  2. Какие плюсы и минусы усиления позиций крупных интегрированных структур в сельскохозяйственном комплексе вы можете выделить (несколько тех и других)?
  3. Почему в некоторых регионах АПК опирается на средний и малый бизнес, тогда как в Краснодарском крае, Белгородской области и ряде других субъектов рынок полностью занят крупными производителями? С чем это, по-вашему, связано? Оправдана ли ставка на крупный бизнес?
  4. Чем грозит региональной экономике засилье крупных игроков в условиях вступления России в ВТО? Ведь Европа активно поддерживает средний класс, а наши фермеры окажутся беззащитными перед иностранными производителями (господдержку делят между собой агрохолдинги, банки тоже предпочитают кредитовать крупные предприятия, переработка давно в частных руках и диктует мелким производителям свои правила игры).
  5. Как будет развиваться ситуация в дальнейшем? Вы упомянули о том, что в будущем нас ожидают еще более крупные сделки M&A. Означает ли это, что процесс укрупнения только набирает обороты?
  6. Выгодно ли вкладывать в сельское хозяйство в условиях, когда рынок поделен между крупными предприятиями и их позиции продолжают усиливаться? Какие риски и бонусы ждут инвестора в различных секторах сельскохозяйственного комплекса? В какие секторы, на ваш взгляд, лучше инвестировать?

Директор «САМБРОС КОНСАЛТИНГ» в 2012 году дал следующие ответы на вопросы «Краснодарского Бизнес-журнала»:

  1. Латифундией в Древнем Риме назывались большие поместья, на территории которых выращивалась преимущественно экспортно-ориентированная сельскохозяйственная продукция, причем основой латифундии было использование труда рабов (т.е. исключительно дешевая рабочая сила бесправных людей). Как говорят в Германии: «каждое сравнение хромает». Поэтому если мы сравниваем сельское хозяйство Юга России, и Краснодарский край, в частности, то, учитывая долю крупных хозяйств и агрохолдингов, а также экспортную ориентацию Юга России, то аналогия уместна. Если же говорить о применении труда рабов (в историческом смысле термина «раб»), то это, конечно, — преувеличение. Впрочем, стоит отметить то, что со времен Древнего Рима мир изменился, меняются и способы порабощения людей и стран. Эпоху колоний в свое время сменил неоколониализм. Человек может не носить оков, но быть не свободным, и полностью зависеть от какой-либо корпорации.

    Процесс укрупнения бизнеса, в том числе в сфере сельского хозяйства неотвратим. Мелкие крестьянские (фермерские) хозяйства по основным параметрам не могут конкурировать с крупными сельскохозяйственными предприятиями и агрохолдингами. Мелкие фермерские хозяйства, как правило, не могут быть высоко рентабельными. Они в большей степени являются механизмом «самозанятости» сельского населения, снимая с органов власти часть «головной боли» по поводу безработицы и социальной напряженности на селе.

    Безусловно, «Агрокомплекс», «АФ-групп», «Краснадарзернопродукт», «Разгуляй», «Кубань», «Агро-Альянс», другие агрохолдинги и крупные землевладельцы, чувствуют себя гораздо лучше и на кубанской земле, чем среднее крестьянское (фермерское) хозяйство.

  2. Крупные вертикально ориентированные структуры в сельском хозяйстве наиболее конкурентоспособны и рентабельны. Они обладают несравнимо большей мощью, возможностями привлекать нужные для бизнеса ресурсы (например: финансы, высококвалифицированный персонал, передовые научные разработки, технику и технологии), они в состоянии обеспечить прямой и устойчивый выход на рынки других стран (например, купив морской или речной порт, элеватор, отгрузочный комплекс), они могут диверсифицировать свое производство по различным направлениям, и возможно, самое главное: они могут себе позволить выходить на рынок не с сырьем, а с готовым продуктом, предназначенным для конечного потребителя. Иметь несколько направлений деятельности, производить и продавать готовые продукты очень важно с точки зрения экономической безопасности, устойчивости развития и роста бизнеса.

    Есть у крупного бизнеса и неоспоримые минусы. Например: трудность управления; чем больше предприятие и группа предприятий, тем более качественным должен быть на нем уровень менеджмента. Однако, на современном историческом этапе развития России, далеко не все владельцы и высшее руководство даже самых крупных компаний с должным вниманием и уважением относится к менеджменту, как практической управленческой деятельности, построенной на четких научно обоснованных принципах. Часто встречается следующий уровень сознания владельцев и «топ-топ»-менеджеров: « я тут хозяин (его наместник), а поэтому в компании без моего «разрешения» не действуют даже основные законы природы, и даже Солнце у меня должно спрашивать, когда ему можно вставать, а когда закатываться за горизонт…» . Крупные компания недостаточно гибки к быстрым изменениям окружающего мира, а как мы видим, в последнее время мир все скорее и скорее меняется. Многие крупные компании в своем росте «обюрокрачиваются», и в какой-то момент начинают стремиться к монопольному положению на рынке. А как мы знаем, всякая монополия имеет тенденцию к «загниванию», игнорированию потребностей рынка, потери эффективности бизнеса, стремлению решать вопросы бизнеса не экономическими, а силовыми методами (в т.ч. и криминальными).

  3. Структура агропромышленного комплекса различна в разных регионах в силу различных природно-климатических факторов, возможностей выращивания различных сельскохозяйственных культур и животных, «стартовой» неравномерности экономического развития регионов, емкости и платежеспособности внутреннего рынка, географической простоты выхода на внешние рынки, уровня сознания и квалификации рабочей силы и предпринимателей региона, а также от личных и деловых качеств лиц, возглавляющих регион. Если даже на ходу посмотреть на упомянутые Вами Краснодарский край и Белгородскую область, то можно увидеть много сходного. Например: это приграничные регионы, которые имеют хороший производственный потенциал, и они легче, чем внутренние регионы России могут наладить каналы экспорта и импорта. Регионы давно возглавляют одни и те же лица, которые (как бы их не оценивали), придают этим регионам определенную стабильность и предсказуемость. Жители Краснодарского края своего губернатора знают лучше, поэтому скажу «пару слов» о белгородском. Губернатор Савченко Е.С. — выпускник Тимирязевской аграрной академии и Ростовской высшей партийной школы, а следовательно, он совсем не дилетант в сельском хозяйстве, имеет хорошее управленческое образование и большой опыт практической управленческой работы.

    Ставка на крупный бизнес оправдана в силу тех причин, о которых я уже упоминал. Но структура регионального бизнеса, в том числе и аграрного должна быть сбалансированной, многоукладной. Должны быть и агрохолдинги, и крупные, и средние, и мелкие сельскохозяйственные товаропроизводители. В этом нет никакого противоречия, и только в таком случае каждый регион и вся страна будет более гармоничной, безопасной, устойчивой и конкурентоспособной.

  4. Вступление России в ВТО обостряет многие больные российские вопросы, а также ставит новые, еще более серьезные. Я думаю, что поскольку мы уже вступили в эту «организацию из трех букв» (как говорит мой знакомый аналитик), то основной вопрос стоит о приоритете сохранения российской экономики в целом. Баланс интереса различных отраслей и внутренних территорий, безусловно должен соблюдаться. Но если мы хотим сохранить свою страну, нам нужно разумно проводить интеграционные процессы, развивать кооперацию труда различных предприятий и регионов, восстанавливать экономические связи с бывшими республиками СССР, налаживать прямые связи с другими странами. Любой региональный сепаратизм ведет нас либо к дальнейшему фактическому раздроблению нашей страны, либо способствует ее порабощению экономическими методами. В этом смысле полезно смотреть и на Европу, и на Америку. Только нужно видеть суть процессов, а не слепо копировать чужие шаги (и ошибки) десятилетней и еще большей давности. Старушка-Европа не зря давно старается объединится: общий рынок, снятие таможенных барьеров, единая валюта. Оставаться далее «лоскутным одеялом» с мелкотоварным сельскохозяйственным производством не выгодно. Если посмотреть на более развитые США, то большую часть аграрного, продовольственного рынка там контролируют крупнейшие производители. Например, по производству мяса птицы, свинины и говядины — всего по 4-5 компаний контролируют рынок всех США, и оказывает существенное влияние на мировой рынок. Фермерских хозяйств в «объединенных штатах» Америки множество, но их доля в производстве общей продукции отрасли — ничтожна. К тому же сейчас ни для кого не секрет, что американский фермер не обладает фактической самостоятельностью. Он давно должен «круглые суммы» и банкам, и продуктовым корпорациям, которые ему диктуют: что и как производить, в каких объемах, у кого покупать семена и племенной скот, какую использовать технологию, какую покупать технику, минеральные удобрения и средства защиты растений…. Спорить — бесполезно, «себе дороже», и даже — небезопасно. Ну и что это: «экономический неоколониализм», «мутирующие латифундии»? Думаю, что дело не столько в терминах, сколько — в сути происходящего.

  5. Да, в связи со всем ранее упомянутым, процесс укрупнения неизбежен. Возможно, что на какое-то время сохранится существующий сегодня «баланс», т.к. крупным структурам сейчас нужно заняться улучшением своей управляемости и повышением эффективности своих активов. Но поскольку наша экономика уже открыта, то укрупнение, интеграция и кооперация труда объективно необходимы. К моему глубокому сожалению, российские аграрии (фермеры) сегодня не способны к кооперации, серьезному объединению своих сил и действий для отстаивания общих интересов. Возьмем для примера ближайшую, к Краснодарскому краю, Ростовскую область. В ассоциацию крестьянских (фермерских) хозяйств региона(АККОР РО) входит менее 10% крестьянских хозяйств (кажется, около 1300), что само по себе показательно. Региональная власть с АККОРом не считается, до какого-либо участия к решению серьезных вопросов и распределению бюджетных средств их не допускают. Конечно есть и такие фермеры, которым за постсоветские годы удалось вырасти до уровня среднего (и даже крупного) предприятия. Но в этом случае они уже перестали быть мелкотоварными производителями, поневоле изменился их кругозор и мировоззрение. Юридическая форма крестьянского (фермерского) хозяйства для таких «бывших фермеров» уже не отвечает фактическому положению дел. Это ведь уже не семья, обрабатывающая своими силами свой небольшой участок земли, а настоящее сельскохозяйственное предприятие, широко использующее в производстве наемный труд.  Не можешь расти, не умеешь объединяться — будешь подчиняться!

  6. Вкладывать деньги в сельское хозяйство необходимо. В основном, это — прямая задача государства. Во-первых вкладывать государственные деньги, чтобы обеспечить существование и независимость самого государства. Конечно вкладывать нужно по стратегическим, инфраструктурным направлениям, и обязательно контролировать целевое и эффективное использование денег. Какой смысл вкладывать в то, что разворуют? Во-вторых, создавать условия, чтобы в аграрный сектор шли частные инвестиции. Это делается через гарантию права собственности, разумную финансовую и налоговую политику, и другие, в принципе давно известные специалистам, механизмы.

    Что касается частных (корпоративных) инвесторов, то инвесторы, приходящие в АПК из других отраслей (нефтяники, газовщики, энергетики, металлурги; и даже представители оптовой торговли), то одни из самых серьезных ошибок и рисков для них — ожидание быстрой прибыли, ожидание сверхприбылей (к которым привыкли представители ТЭК), пренебрежительное отношение к отрасли и работающих в ней людям, желание обходится старым «багажом знаний» и опытом управления в «своих родных отраслях». Как справедливо заметил один мой знакомый, работающий в системе управления сельских хозяйством: «сельское хозяйство сложнее, чем полеты в космос». А люди, которые подходят к сельскому хозяйству с психологией спекулянта или торговца недвижимостью : «купил — продал — прибыль в карман», наделают для АПК региона много бед.

    Может ли сельское хозяйство и АПК в целом быть рентабельным? Да, может. Какие отрасли? Универсального ответа нет. Нужно исходить из конкретных условий. Какие средства у Вас есть, какие активы Вы сможете не только приобрести, но и наладить эффективную работу: вложения в маркетинг, в науку, в подбор, обучение, повышение квалификации и переподготовку персонала, в создание и приведение в соответствии инфраструктуры (и как бы ни было дико осознавать многим инвесторам — в социальную сферу села), в модернизацию производства.

    Если Вы хотите услышать ответ «в разрезе сельхозкультур», то, например, уже крайне трудно «втиснуться» в рынок переработки зерна и подсолнечника. Возможно, будет проще начинать (как их теперь «модно» называть) с «нишевых культур», т.к. с тех сельскохозяйственных культур, уровень производства которых значительно упал с советских времен или и тогда был незначителен. Например: горох, нут, чечевица, рапс, кориандр, лен. Сигналы о подобном спросе и возможностях нам уже давно поступают. В животноводстве — свои особенности, о которых можно очень долго говорить.

    Но в любом случае каждому инвестору нужно начинать с вложений в изучения текущего состояния и перспектив развития рынка. Тут вложения оправданы, так как они либо ведут к успеху, либо могут предотвратить потери всех планируемых инвестиций.

    Нефть и газ скоро закончатся, а в связи с открытием возможности «холодного синтеза», будущая рентабельность нефтяной и газовой энергетики — вообще под большим вопросом. Пока человечество живо, оно должно регулярно питаться. Вот и решайте сами: выгодно или не выгодно сельское хозяйство.

РЕЗЮМЕ:

Мелкотоварное производство не может конкурировать с крупным бизнесом. Фермерство — механизм самозанятости населения, а не способ высокорентабельного производства. Безусловно, «Агрокомплекс», «АФ-групп», «Краснадарзернопродукт», «Разгуляй», «Кубань», «Агро-Альянс» и другие крупные землевладельцы, чувствуют себя гораздо лучше, чем средний кубанский «фермер». Крупные структуры в АПК более устойчивы, конкурентоспособны и рентабельны. Их недостатками являются сложность управления, «неповоротливость», «обюрокрачивание», и соблазн решать вопросы «не экономическими» способами. Ставка на крупный бизнес оправдана, но, полноценная экономика должна быть многоукладной. Вступление в ВТО резко обостряет ситуацию. Большинство фермеров не могут расти, и не способны объединятся, значит — потеряют землю и (или) самостоятельность. Нефть и газ закончатся, но человечество будет питаться. АПК может быть рентабельным, но нужны инвесторы, которые хотят «работать на земле», а не «риэлторы» или спекулянты.


Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleppy
Sleppy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %